Два Франко в одном фестивале

Настала пора вам, мои редкие читатели, познакомиться с ещё одним моим «любимым» актёром. Джеймс Франко раздражает меня давно и стабильно. Наша нелюбовь началась ещё тогда, когда он не был затычкой в каждом третьем американском кинопроекте и известным всему миру многостаночником. Он просто казался противным. Его деятельность разрослась, его внешность претерпела некоторые изменения не в лучшую сторону, и стало понятно, что мои претензии к нему всё же имеют кинообозревательскую основу. Он оказался так себе игрок. И два фильма с его участием, которые я посмотрела в рамках AmFest, это лишний раз подтверждают.

«Правдивая история»: журналист и убийца – кому поверят больше?

«Ты самовлюблённый урод, который постоянно требует к себе внимания» (с)

В основе «Правдивой истории» лежит вполне правдивая история о журналисте Майкле Финкеле, который облажался на работе, но нашёл сюжет всей своей жизни в тюрьме. Нет, он там не сидел, просто один убийца, пока скрывался от полиции, представлялся его именем. Кристиан Лонго убил свою жену и троих детей. И пока суд разбирался с его делом, успел почти заморочить голову идеалисту Финкелю своими байками, грустным взглядом влажных глаз и страстью к письму.

Я по себе скажу, мы, журналисты, довольно тщеславный народ. И если кто-то скажет: «как ты круто пишешь, научи», я подтаю. Мы все подтаем. А Финкелю эти слова были как бальзам на душу после того, как его выперли из The New York Times. Он решил, что договор «я тебя учу, а ты мне скажешь правду» сработает. Но на деле наивный пухлячок оказался одурачен мерзким типом.

Джеймс Франко явно вдохновлялся «Молчанием ягнят», когда готовился к роли Кристиана Лонго. Он пытается сыграть умелого манипулятора, который своим отрицательным обаянием приманивает куда больше, чем яблоко в малиновой карамели. Но ключевое слово тут «пытался». Как суд присяжных не верит историям Лонго, так и у меня не получилось поверить в многоликость этого персонажа. Он одинаковый. Он знает о своей физиологии – одно веко наползает на глаз. Отсюда знаменитый хитрый прищур Франко. И использует его всякий раз, когда ему нужно показать двуликость героя. А ещё он рисует. Вы же знали, что Франко художник? Вот, в фильме он рисует на камеру. Молодец. И не сказать, что он не играет вообще. Просто он это делает слишком нарочито.

В этом дуэте убийцы и журналиста ставку можно было сделать на Джону Хилла. Но, кажется, актёру к финалу тоже надоело, что он один тут старается, и он опустил руки. Он подставляется под неловкие манипуляции Франко, он одержимо расклеивает странички писем по стенам, он даже целует Фелисити Джонс, хотя та не заслужила. Но все эти действия не находят отклика. И в зале суда уже будет сидеть скучающий Джона Хилл, а не Майкл Финкель.

А главное, с выводами в этой заунывной истории напряжёнка. Кроме того, что журналист ни в коем случае не должен подменять факты. И хочется пересмотреть «Молчание ягнят». Вот, где были диалоги. На фоне «Правдивой истории», проект «Меня зовут Майкл» смотрится куда живее. Но снова и снова я задаюсь вопросом, где тут заслуга заявленного «короля AmFest 2015», а где - самого сюжета.

«Меня зовут Майкл»: может ли гей стать натуралом?

«Геев не существует. Это ложное восприятие реальности» (с)

Как и предыдущий герой, Майкл Гланц был реальным персонажем. Активистом гей-движения, издателем журнала. Но в середине нулевых он переметнулся под право-христианские знамена и публично отрекся от своей гомосексуальности. История, за которую многие нетерпимые товарищи готовы аплодировать стоя. Но вот как раз для таких и снят этот фильм, чтобы показать метания человека, который от нефиг делать решил перекроить свою жизнь.

Конечно, на видение режиссёра сильно повлияло то, что сценарий был написан на основе статьи Бенуа Денизе-Льюиса, бывшего возлюбленного Майкла. Т.е. человека, который, мягко говоря, не одобряет его поступок и смотрит на это с очень личной позиции. Поэтому на экране Джеймс Франко превращается в эдакую мятущуюся истеричку, которая только и делает, что лет 10 ищет себя. От громких заявлений «я создан, чтобы влиять на людей» до приступов панической атаки. Заскучавшая домохозяйка при состоятельном и терпеливом муже, которая в один прекрасный день решила, что она великая певица\художница\психолог\дизайнер.

У Майкла, правда, дело обстоят хуже. Он ударился в религиозные изыскания. Но как бы он всё равно не готов принять их на 100%, потому что в детстве ему мама говорила, что он особенный. И приступы смеха в зале вызывали его высказывания на тему того, что он не хочет быть шаблоном: шаблоном гея, шаблоном христианина, шаблоном ещё чего-то там. Да вообще, это смотрится забавно: гей в религиозном поиске, который отрицает свою гейскость.

Как и в случае с «Правдивой историей», Джеймса Франко тут много, крупным планом и его напрочь переигрывает партнёр. Вы скажете, ну, это же Закари Куинто, ему в этом фильме даже играть не пришлось… Но это совсем не так. С его стороны видна та самая деликатная работа, когда актёр изо всех сил старается не пустить зрителя в свою реальную жизнь. У Франко игра стандартная: он играет так, чтобы все заметили, что он играет. Особенно в сценах, которые принято считать особенно драматически напряжёнными. Например, припасть к дереву, у которого он прощался с матерью.

«Меня зовут Майкл» как режиссёрская и сценарная работа гораздо крепче «Правдивой истории». И смотрится в разы легче. Только ироничная подача способна сделать такие фильмы чуть более массовыми, чем это предполагалось. Яркий пример – участник другого фестиваля, «Гордость». Вы покатываетесь весь фильм со смеху, а в итоге выходите из зала приплюснутыми грузом проблем, который на вас вывалили. «Меня зовут Майкл» таким грузом не обладает, но всё же если смотреть фильм внимательно, определённые выводы сделать можно.

Оба фильма в российском прокате не будут представлены. Оно и понятно. Оба касаются исключительно американской истории. Но если на первый люди просто не пойдут, то второй ещё и запретить могут. Одно расстройство, в общем.