Даже те журналисты, которые остались недовольны фильмом "Т2: Трейнспоттинг", с интервью с Дэнни Бойлом выходили довольные, если не сказать восторженные.

Режиссёр, кажется, покорил всех в Москве. Его обстоятельные, умные ответы на каждый вопрос были полны естественности и юмора. Кажется, это был тот визитёр, который не просто приехал продвигать своё кино. Кажется, что Дэнни Бойлу действительно было интересно общаться с нами, рассказывать нам истории со своих площадок, делиться впечатлениями от меняющегося мира, рассуждать о насущном и... слушать наши мысли тоже.

Дэнни Бойл был в Москве месяц назад, но до сих пор, как я вспоминаю нашу встречу, меня наполняет та энергия, которую он щедро раздавал каждому журналисту. И несмотря на то, что я сидела напротив режиссёра всего 8 минут, я могу уверенно сказать, это было одно из моих лучших интервью.

TenStars: Дэнни, всегда хотела задать этот вопрос какому-нибудь режиссеру, а тут вы! Что ощущает человек, который снял культовый фильм, я имею в виду "На игле"?

Дэнни Бойл: Это определённо была работа по любви, мы были полны страсти, когда снимали этот фильм и, конечно, не могли предположить, что он станет таким успешным. Но это одна из самых прекрасных вещей в кинематографе – что ты не можешь предсказать, получится или нет. Если бы мы могли предугадывать, любой фильм был бы успешным. Мы бы не спрашивали себя, почему я это делаю. Я это делаю ради успеха. А так мы снимаем и ищем для себя причину, почему этот фильм должен быть снят. Это создаёт характер фильма. Да, «Трейнспоттинг» стал культовым. О нём говорили все, во всём мире. Представляете, я был в Узбекистане в городке Муйнак лет 10 назад, зашёл в какой-то маленький магазинчик и там была пиратская видеокассета «Трейнспоттинг». Мой гид сказал продавцу, кто я такой, и он протянул: Подпиши! Подпиши это! Как эта кассета могла оказаться в Узбекистане, в Муйнаке, я понятия не имею, но она там оказалась! Видимо, её пересылали, перепродавали… И это невероятно.

Это город Муйнак. Узбекистан, республика Каракалпакстан.

TenStars: Но вы же такой противник сиквелов. Почему именно "Трейнспоттинг" стал фильмом, с которым вы нарушили своё правило? Ведь дело же не только во втором романе Ирвина Уэлш...

Дэнни Бойл: Нет, конечно, дело не во второй книге. Мне она вообще не кажется выдающейся. Мы пытались её адаптировать в сценарий, но у нас ничего не получалось. И мы решили, что не будем делать такой фильм. Хотелось сделать что-то более личное. Наш фильм полон юмора, забавных ситуаций, которые мы частично взяли из романа Ирвина Уэлша, но в большей степени это фильм про меня, про моего сценариста Джона Ходжа, про наши возрастные переживания через этих четверых парней, которые встретились снова. Разница между первым и вторым фильмом такая же, как между мальчишеством и зрелостью. Первый фильм отражает всё безрассудство поведения в таком возрасте, когда ты не думаешь о времени, тебя не волнует ничего, кроме самого себя и удовольствий, которые ты хочешь получить. Это период чистого гедонизма и накопления опыта. А зрелость – это то, о чём новый фильм: что происходит с тобой, когда удовольствия заканчиваются. Мужчины в этом возрасте невыносимы. Они всегда притворяются моложе, чем они есть. Женская зрелость куда приятнее мужской. Женщины куда сознательнее в восприятии правил, которые выставляет возраст. Возможно, дело в биологических часах, которые помогают женщинам инстинктивно гораздо лучше понимать возрастные ограничения и ощущать течение времени. Мужчины в этом плане безответственны. А мои герои так вообще особенные. Они встречаются и ведут себя так, как будто им до сих пор 25 лет. Хотя это не так и так быть не может. Они осознают, что времени нет до них никакого дела. И всё, что им нужно сделать, это подобрать какое-то определение, найти термин тому, что с ними произошло. У кого-то из них уже есть дети, которые избегают своих отцов, потому что разочарованы в них. И в конечном счёте моим героям придётся повзрослеть.

TenStars: Я знаю, что первый фильм вы снимали не в Эдинбурге, но у вас всё равно в голове и в фильме был довольно чёткий образ именно этого города, где живут герои. И во втором фильме вы их сталкиваете в буквальном смысле с призраками прошлого: вот взрослый герой идёт по улице и как будто со стороны смотрит на себя, молодого бегущего по этой же улице. У вас, вернувшегося в эту историю, не было схожих ощущений?

Дэнни Бойл: Это было ооооочень странно. Потому что ты вглядываешься в эти невероятные сельские виды и понимаешь, что это то же самое место, которое ты представлял себе 20 лет назад. Это природа, а для природы  20 лет – это одно мгновение, а для гор – 20 лет это вообще ничто. И всё было точно таким же. Маленький мост через речку – в точности такой же, из того же дерева… Мы визуально вернулись на 20 лет назад, но мы-то уже не были прежними. Потому что прошли годы. У меня родилось трое детей, все эти парни-актёры стали отцами. И это создавало невероятный эффект на площадке: воспоминания о том, какими мы были, накладывались на то, какие мы сейчас.

TenStars: У меня ещё миллион вопросов, но раз вы сами сказали об актёрах... Судьба их после первого фильма сложилась по разному. Когда вы делали первый фильм, они были все на одном уровне популярности. Сейчас Юэн МакГрегор стал звездой мирового уровня, у Джонни Ли Миллера тоже высокая популярность, остальные остались известными лишь на родине. Вот эта разница популярностей была ощутима на съёмочной площадке "Т2"?

Дэнни Бойл: Нет, я не ощущал их популярности, но я понимал, какой опыт они накопили за эти годы. Они знали об актёрском мастерстве гораздо больше, о том, как работать с камерой, как пользоваться своими данными, и они узнали совершенно разные методики съёмки, ведь у каждого режиссёра свой стиль. И мне это очень помогло. В первый раз на съёмочной площадке мы были все равны друг другу, все получили одинаковый гонорар и мы работали как единая группа. Денег в производство было вложено не очень много. Но когда фильм оказался успешным, они получили ещё гонорары с кассовых сборов. И мы с этим ощущением «равности» встретились второй раз. Все актёры были готовы вернуться в эту историю и просто наслаждаться процессом, а в их работе это происходит не так уж часто: возможность сыграть того же самого персонажа, но 20 лет спустя, узнать, что с ним случилось. А им она выпала. И они не скрывали своей любви к тому, что они делали. К тому же эта съёмка лишь укрепила наше мнение, что мы ещё можем сделать что-то полезное, сказать что-то значимое о нашей жизни. В этом смысле «Трейнспоттинг 2» куда эмоциональнее, чем вы можете ожидать от него. К финалу это вообще превращается в лирическое кино. И в конце снова возникает этот вопрос: а увидим ли мы этих героев ещё когда-то? Кто знает…

Choose Life, choose Journalism, choose Danny Boyle