Его ведь почти видно отсюда, наш дом (с)

«Дюнкерк» мог стать просто очередным фильмом о войне, но только не с именем Кристофера Нолана на афише. Этому режиссёру не нужно выбирать проверенные темы для привлечения внимания. Наоборот, это зрителю стоит задуматься, а почему именно эта тема именно в данный момент заинтересовала постановщика. Нолан всегда находит способы поговорить на давно изъезженные темы так, чтобы публика получила максимальную порцию эмоций. А главное, благодаря его загадкам, которые он с азартом раскидывает по своим историям, его картины можно пересматривать многократно, каждый раз находя что-то новое. Поэтому «Дюнкерк» - это необычное кино. Не революционное, зато снятое с любовью и верой в тех, кто там был, красочно, страшно и наглядно рассказывая о том, что победа для каждого своя. И для его героев она была в простом спасении.

Жанр
ВОоенное, драма, экранизация, воссоздание прошлого
Страна
Великобритания, Нидерланды, Франция, США
Режиссер
Кристофер Нолан
Сценарист
Кристофер Нолан
Оператор
Хойте Ван Хойтема
Композитор
Ханс Циммер
Продюсер
Джон Бернард, Эрвин Годшалк, Джэйк Майерс
В ролях
Финн Уайтхед, Дэмиен Боннар, Анайрин Барнард, Джеймс Блур, Барри Кеоган и др.
Премьера в РФ
20 июля 2017

1940 год, Дюнкерк, после прорыва линии обороны союзные войска попадают в ловушку, немцы оттесняют их ближе к берегу, где многотысячную армию пытаются эвакуировать через Ла-Манш. Противник все сильнее прижимает солдат к воде, а военным приходится вызвать гражданские корабли для спасения как можно большего числа людей.

«Дюнкерк» напоминает живой организм. Где мозг - это сценарий, причем писал его Кристофер в одиночку: его брат Джонатан был занят своим телевизионным проектом «Мир Дикого Запада». Возможно, поэтому в «Дюнкерке» нет параллельных фантастических линий, которыми славятся предыдущие работы Ноланов, хотя иногда и кажется, что герои давно находятся в чистилище, а все, что происходит на экране, это их общий ад, в который они будут возвращаться снова и снова. Сюжет об эвакуации из Дюнкерка манил Кристофера Нолана долгие годы, но пока режиссёр не доказал свой кассовый потенциал, никто не дал бы ему денег на реализацию столь простой и вместе с тем амбициозной идеи.

Сценарий был написан на основе книг, рассказов и интервью участников тех событий, а на съемочной площадке кинематографистам помогали исторические консультанты. Это ноги организма, которые позволяют ему дальше двигаться в любом направлении. При этом Нолан не решился напрямую использовать реальные прототипы, он ввёл вымышленных персонажей, чтобы иметь возможность полностью руководить их судьбами. В конце концов «Дюнкерк» - это художественное кино, а Нолан - один из тех авторов, чьи фильмы при любом бюджете и размахе всегда умеют поразить воображение. Эффектно показав на экране даже эвакуацию многотысячной армии, которая, по идее, могла представлять собой месиво из людей, пытающихся спасти свои жизни, невзирая на то, как к ним отнесутся на родине. А ведь, допустим, советских солдат в то время со спокойной совестью могли бы сослать в Сибирь и забыть про их существование.

История поделена на земные, водные и воздушные эпизоды, их перемешал постоянный монтажер Нолана, Ли Смит, и это можно назвать позвоночником проекта, благодаря которому «Дюнкерк» не разваливается на части после очередного сюжетного витка. Причем обошелся фильм без клиповых врезок и переходов, то есть эпизоды сменяются поэтапно, давая зрителям разобраться в происходящем и пару секунд для вдоха-выдоха перед новым погружением в битву. Однако такое кажущееся линейным повествование привычно, по-нолановски, запутывает зрителя в догадках, кем могут в этой истории обернуться персонажи: например, кто из героев может оказаться шпионом, или как определить, кто в каком временном промежутке находится. Да, загадок и сложностей в этом проекте гораздо меньше, чем в других работах создателя «Помни», ну, так не повторяться же ему снова и снова.

Руками создаваемой нами сущности можно назвать актеров, которые помогают проекту захватить зрителя и не отпускать его, давая прочувствовать все, что переживают их герои. Кеннет Брана сыграл, наверное, свою самую сильную и проникновенную роль за последнюю пару десятков лет. Талисман Нолана, ирландец Киллиан Мерфи, снова исполнил для режиссера роль психа, которого оправдывают травмой, полученной на войне. А при виде Тома Харди сразу же вспоминается его Бэйн, т.к. и в этот раз актер большую часть времени, отведенного ему на экране, проводит в маске. Марк Райлэнс открытый массовому зрителю Стивеном Спилбергом, сумел оживить своего эпизодического, но важного для «Дюнкерка» персонажа, наделив его внутренним стержнем. А молодые актеры, сыгравшие главных героев, делают основное для зрителей и себя - они вызывают доверие. Публика быстро проникается к ним и воет горькими слезами, когда эти мальчики попадают в очередной переплёт.

Даже прекрасно понимая, что военные фильмы - частые гости в прокате, оператор «Дюнкерка» Хойте Ван Хойтема, до этого работавший с Ноланом на «Интерстелларе», снял новую картину так, что никакие трясущиеся камеры «Хардкора» и рядом не стояли. Понятно, это глаза собираемого нами голема. Все снято на месте реальных событий, и в то же самое время разные сцены подаются под совершенно необычными углами. Зритель может рассмотреть и прожить каждую эмоцию, при этом эти драматические эпизоды не затянуты. Причем особой реалистичностью, которой уже никого не удивить, Нолан не страдает. Никаких кишок или оторванных частей тела: если человек умер, это выдается как окончательная точка, всё остальное зрители при желании вольны додумывать сами. Война идет против так ни разу и не показываемых врагов, то есть опять же, мы знаем, что они есть, действия и итог их «работы» мы видим, а они сами, преследуя героев, остаются за кадром.

Неизменный формат IMAX, но без 3D - фирменный признак картин от Кристофера Нолана. Это можно назвать волосяным покровом создающегося нами тела, необязательным, но приятным и красивым. Такой формат позволяет режиссёру включить и проработать, а зрителям рассмотреть массу деталей, насытить картинку жизнью вещей. Но прогресс движется вперед, и если несколько своих последних картин постановщик снимал с использованием камер IMAX лишь в некоторых сценах, то «Дюнкерк» снят на них полностью. И это чувствуется: картина смотрится еще более внушительной и масштабной, что на обычных киноэкранах будет просто незаметно.

Да и звук, уши нашего выстраиваемого существа, особенно стрельба, кажутся настолько реалистичными, что зрителей постоянно подбрасывает и они озираются, чтобы удостовериться, что стреляют не у них под ушами, а с экрана. Нолан в очередной раз ломает «стены» между происходящим в картинах и зрительным залом, полностью погружая публику в рассказываемую историю. Точно так же и саундтрек великого Ханса Циммера. В этот раз в нем нет композиций, которые бы действительно запоминались. Их необходимость в другом, в основе лежит секундная стрелка, которая отсчитывает время, оставшееся у героев. Она действует на нервы и постоянно нервирует при просмотре, не давая расслабляться или отвлекаться от просмотра, ведь в эти секунды кто-то может погибнуть или что-то может случиться, даже такое, что развернет сюжет совершенно в ином направлении.

Приближаясь к финалу, становится совсем неважно, кто выживет, а кто нет. Ведь конец фильма - это не окончание войны, поэтому у героев будет еще масса возможностей рискнуть жизнями или отдать её за того, кто все это время прикрывал тебе спину. «Дюнкерк» для Кристофера Нолана стал самым коротким проектом со времен его полнометражного дебюта, фильма «Преследование», длившемся чуть больше часа. Но это кино, которое не отпускает зрителя и выворачивает его наизнанку. Начиная с первых минут и даже на финальных титрах, когда хочется продолжать сидеть в мягком кресле и смотреть на экран, на убаюкивающие и расслабляющие надписи после жестокой и бескомпромиссной истории. Но лучше уж пусть военные фильмы будут такими – дорогими, с идеями, которые не делят жёстко мир на черное и белое. Все-таки он сер, и люди не живут здесь только для того, чтобы совершать подвиги, а тоже боятся и всеми силами стараются спасти свою жизнь.

Оценка TenStars 8 из 10 Отлично