Любовь - она как война: легко начинается, тяжело заканчивается и никогда не забывается

Закончив пугать и без того боязливого зрителя непреодолимой высотой в двух своих последних лентах («Экипаж» и «Прогулка»), режиссер Роберт Земекис, как в «старые добрые», вновь решил воспользоваться машиной времени. Благо, что раритетный DeLorian DMC-12 все еще на ходу и может переместить постановщика в любую интересную ему эпоху. Назад в будущее возвращаться уже как-то наскучило, да и то самое «будущее» уже давно наступило, поэтому обоснованней всего выглядит путешествие куда-то в прошлое. В тот важный исторический период, который Земекис еще не делал фоном в своих запоминающихся работах. И, в общем-то, антураж Второй мировой войны как нельзя лучше подходит для того, чтобы рассказать одну весьма трагическую историю - «Союзники», про британского шпиона и французскую оперативнцу, которые после успешно выполненной миссии под прикрытием влюбляются друг в друга, а после строят крепкую семью. Но такой сплоченный союз между главными персонажами губителен не только в рамках сюжетного повествования, но он губителен и для всей картины в целом. Ведь как зритель не хотел бы отвлечься на прочие моменты, создатели упорно выделяют и как будто обводят фигуркой сердечка в воздухе экранную пару Брэда Питта и Марион Котийяр.

Союзники

Жанр
Боевик, триллер, драма, мелодрама, военный
Страна
США, Великобритания
Режиссер
Роберт Земекис
Продюсер
Грэм Кинг, Стивен Найт, Жаклин Ливайн
В ролях
Брэд Питт, Винсент Эбрахим, Ксавьер Де Гийбон, Марион Котийяр, Камилль Коттин, Майкл МакКелл, Винсент Латорре, Аугуст Диль, Fleur Poad, Miryam Hayward
Премьера в РФ
1 декабря 2016

Вообще, неудивительно, что Роберт Земекис так пристально следит за любовным дуэтом Макса Ватана и Марианы Босежур. Почти что каждый фильм постановщика - это необычный рассказ о каком-то конкретном необычном герое, который творит определенную историю в своем временном промежутке. И эта необычность, как правило, и несет в себе ключевой элемент. К сожалению, в «Союзниках» из-за того, что сюжет повествует о двух нестандартных героях, да притом еще и о семейной паре, получается, что каждый тянет одеяло на себя. То есть окружение в данном случае не играет совершенно никакой роли. Играют лишь Питт и Котийяр, взаимоотношения между которыми настолько правдивые и настолько чувственные, что подобного зритель не увидел даже в недавнем «Лазурном береге», где ещё тогда семейство Джоли-Питт играет, как бы это тавтологически ни звучало, семейную пару. И пусть может показаться, что в душещипательной развязке слезливость Брэда Питта надуманна и выдавлена из себя, но сцена с раскрытием важнейшей интриги исполнена им действительно, как бы это выразиться, с напором.

Естественно, упомянутый выше переломный эпизод - не единственный примечательный фрагмент, которыми Земекис вместе с художником-постановщиком Гэри Фриманом снарядил «Союзников». Про ту часть ленты, действие которой разворачивается в декоративной Касабланке, хочется рассказывать именно в той же незатейливо-романтической обстановке, в какой вели тайный диалог Макс Ватан и Мариана, - на обустроенной крыше под звездным небом. Многие и многие режиссеры своими произведениями уже признавались в любви этому марокканскому городу: Арчи Майо в «Ночь в Касабланке», Анри Декуэна в «Касабланка - гнездо шпионов» или Майкл Кертиц в той самой «Касабланке». Но Роберт Земекис восхваляет Касабланку в своем фирменном стиле и посвящает долгий открывающий кадр виду бескрайней марокканской пустыни.

В некоторых интервью создатели упоминают, что им было важно показать переход от бескрайней Касабланки к изолированному и тесному Лондону военного периода. От песочно-желтого колора к серости и безжизненности осаждаемой британской столицы. От свободных и открытых вещей в гардеробе к сердитой и обезличивающей униформе. От естественных и незаметных композиций к угнетающим и драматичным мелодиям. Все художественные средства, применяемые и оператором Доном Бержессем, и художником по костюмам Джоанной Джонстон, и композитором Аланом Сильвастри, наглядно готовят зрителей к тому, что впереди героев ждет вынужденный конфликт. Единственный, кто, к сожалению, не справился с этим контрастирующим переходом, - сценарист Стивен Найт.

Если расчетливо делить сюжет «Союзников» на равномерные отрывки, то получится, что где-то первый час зритель наблюдает за зарождением чувств между Максом и Марианой, попутно изучая примечательные черты каждого по отдельности. А оставшийся час проверяет на прочность образовавшийся хрупкий союз. Примерно так же свое военное кино недавно поделил вернувшийся в большой Голливуд режиссер Мэл Гибсон. Правда до доблестного подвига герой Эндрю Гарфилда добирался постепенно с необходимым и требуемым обучением на подготовительной базе. Такой же подготовительный период нужен был и в сценарии, но вместо того, чтобы наполнить середину хоть какими-то занимательными событиями, Найт просто прячет их за предательской фразой «спустя какое-то количество месяцев» и выбрасывает своих персонажей в туманную во всех смыслах локацию. Конечно же, для шпионской мелодрамы, которая просто-напросто построена на приеме отчетливой антитезы: резкая смена состояний, образов и места действия как нельзя лучше подходит для выражения задумки автора. Но для зрителя такой скачок - как переключение на другой телеканал, где показывают совершенно иное кино.

Наверное, впервые после просмотра очередного земекисовского фильма не хочется называть его истинно земекисовским. Но нужно уточнить, «Союзников» не стоит считать какой-то там подножкой творчеству этого внимательно смотрящего под ноги режиссера. Да, разрозненный сценарий Стивена Найта - это не совсем то, за что обычно берется Роберт Земекис, чтобы таким образом оказать честь какому-то историческому событию или целой эпохе на радость своей возбудившейся ретромании. Но ведь в кинематографе, как на войне, все средства хороши, поэтому пронзительный любовный рассказ о невозмутимом разведчике Максе Ватане и обаятельной профессионалке-шпионке Марианне Босежур в обстановке вездесущих боевых конфликтов и обрядился в такую необычную двустороннюю форму. Из-за чего недоумевающая публика может воспринять это за гнусное предательство или измену по отношению к себе.

Оценка TenStars 6 из 10 Нормально