ИЦБ, перезаймы, транши, дефолтные свопы, CDO, ипотечные облигации, хедж-фонд – у вас в голове эти банковские термины тоже проносятся пустым звуком, лишь создавая бесполезную вибрацию внутри черепа? Не переживайте, ведь разобраться во всех сложностях и тонкостях финансового дела не так уж и сложно, если разговаривать на доступном языке и использовать доходчивые аллюзии на те определения, которые вызывают больше всего затруднений в понимании. “Игра на понижение” Адама МакКея не держит зрителя за малокомпетентного профана, а подробно разжевывает все отличительные признаки дефиниции… Ну вот, теперь и для моей рецензии нужна голая Марго Робби, чтобы детально объяснила значение слова “дефиниция”.

Игра на понижение

Игра на понижение
Жанр
Драма, биография
Страна
США
Режиссер
Адам МакКей
Продюсер
Деде Гарднер, Джереми Клейнер, Арнон Милчен
В ролях
Кристиан Бэйл, Стив Карелл, Райан Гослинг, Брэд Питт, Мелисса Лео, Хамиш Линклэйтер, Джон Магаро, Рейф Сполл, Джереми Стронг, Мариса Томей
Премьера в РФ
21 января 2016

Нет, я не просто так вспомнил обворожительную звезду бесцеремонного “Волка с Уолл-стрит”. Наверное, поднатаскавшись в грамотных формулировках в фильме Мартина Скорсезе, в “Игре на понижение” Робби выступает уже в качестве приглашенного эксперта и читает лекцию по ипотечным облигациям. Тематика этих двух картин схожа, как две только что напечатанные стодолларовые купюры, но одна рассказывает о том, до какого сумасшествия может довести n-ая сумма денег на счету одного человека, а другая – в какое сумасшествие может превратиться безответственность и легкомыслие финансовых организаций.

Возможно, многие в курсе, что мировой экономический кризис, начавшийся где-то в 2008 году, до сих пор не прекратился, и для восстановления траектории роста мировой экономики потребуется еще 5 лет. По прогнозам многих “кризисоведов”, уровень ВВП на душу населения и уровень безработицы примут свои докризисные значения лишь в 2019 году – и это при самом лучшем раскладе. Но многие ли так же в курсе, с чего начался весь этот современный мировой кризис, который сейчас сравнивают с Великой депрессией 30-х годов.

Да, я тоже не предполагал, что все началось с такого новшества, как субстандартные кредиты в секторе ипотечного кредитования в США в период с 2000 по 2005, когда цены на недвижимость постоянно росли. Тогда кредиторам стало крайне выгодно давать заемщикам ипотечные кредиты, из-за чего на рынке кредитования как раз-таки и стали популярны субстандартные кредиты. Такие кредиты несли высокую степень риска, потому что заемщиками были физические лица, которые чаще всего обладали ненадежной кредитной историей. Какая выгода банку? Высокая процентная ставка по кредиту, которая обосновывается лишним риском в работе с такими несостоятельными клиентами. Хотя сами банки не занимались такой сомнительной деятельностью. Предложения заемщиками делали ипотечные компании, которые пользовались краткосрочными банковскими кредитами для выдачи этого самого ипотечного кредита, а после сплавляли долг инвестору. В случае невыплат или просрочки платежей он без лишних вопросов имел право вернуть его исходному кредитору.

Когда в 2007 году стрелка на графике “цена на недвижимость” стала интенсивно падать, реальная стоимость недвижимости не покрывала долговую расписку (или долговые обязательства), поэтому ставки по таким кредитам стали незамедлительно поднимать. Как следствие – отказ от обслуживания ипотечных долгов. Не будем рассматривать растущий рынок, где смогли избежать несостоятельности, а сразу перейдем к стагнирующему рынку, где привлекательность субстандартных кредитов полностью исчезла. У кредиторов возникли трудности с получением дополнительного баланса, а текущей прибыли не хватало для того, чтобы покрыть убытки от просрочек платежей по субстандартным ипотечным кредитам. Чаще всего участники этого рынка после объявляли о банкротстве. Так и наступил ипотечный кризис в США, после переросший в мировой экономический кризис.

Извините, за эти два абзаца скучной конкретики, но, как видите, даже такой отдаленный от экономики человек как я после просмотра “Игры на понижение” смог поверхностно разобраться во всех этих финансовых махинациях. Ну, хорошо, ещё прочитал краткий пересказ книги Майкла Льюиса “Большая игра на понижение. Тайные пружины финансовой катастрофы”. Да, наверное, надо подчеркнуть имя этого писателя, чей экономический триллер лег в основу сценария “Игры на понижение”. Вообще, Льюис ещё раньше отличился разоблачающей книгой “Покер лжецов”, где поведал о личном опыте работы трейдером в инвестиционном банке. А в 2003 году описал, как с помощью математики вывести малобюджетную команду по бейсболу в лидирующие позиции. Да, речь о романе “Moneyball. Как математика изменила самую популярную спортивную лигу в мире”, экранизацией которой так же занималась продюсерская компания Брэда Питта “Plan B Entertainment”.

На первый взгляд, у фильмов “Moneyball” (рус. “Человек, который изменил все”) и “Игра на понижение” много общего: продюсерская компания, знаменитый актер, поддерживающий оба проекта, и, разумеется, обличительный первоисточник. Но “Игра на понижение” – кино, которое из скучной лекции по экономике превратилось в увлекательную презентацию, где выступающий напрямую общается со слушателями. “Moneyball” пусть и был жизнеутверждающей лентой, но нудно переворачивал страницы учебника, монотонно рассказывая о числах и вероятностях. Режиссёр же «Игры» Адам МакКей не останавливаясь переключает слайды, давая внятные комментарий к каждому.

Вру. Скорее всего, на слайды через пульт менял монтажер Хэнк Коруин, потому что лента больше похожа на показ не связанных между собой забавных картинок, между которыми иногда вклиниваются какие-то музыкальные клипы или интервью со знаменитостями. Такое ощущение, что в монтажной комнате смешали между собой кучу материала, а Коруин, не зная, что к чему относилось, решил склеить все как рука захочет. Но на самом деле, нет. Вся эта сбивающая с толку мешанина – перевод банковских терминов и определений на понятный массовому зрителю язык. Когда управляющий хэндж-фондом имеет прибыль с какой-то сделки, а вы этого не поняли, то включается клип рэпера Ludacris’а “Money”, а если нужно показать неописуемые последствия рухнувшей экономики, то запустят нарезку из шокирующих фотографий целых заброшенных пригородов.

Вообще, само повествование в “Игре на понижение” носит какой-то развлекательный и даже несерьезный характер. Да, никто из главных персонажей не подозревает, что все те уловки и аферы, которые они собираются разыграть, в конце концов приведут к потере жилья у 6 миллионов жителей. Но стоило бы догадаться, что ставить против американской экономики – дело прибыльное, но антигуманное. Причём в мировых масштабах. Поэтому жесткие слова героя Брэда Питта о четырех тысячах смертей на каждое падение курса звучат как с опозданием включившаяся драма, которая впоследствии коснётся всех остальных персонажей.

Снова вру. Джареда Веннетта она обойдет стороной, так как этот пижонистый засранец, сыгранный Райаном Гослингом, - самый удачливый финансист в этой разоблачающей истории. Наверное, именно поэтому он с таким наслаждением пересказывает то, что случилось с ним и несколькими другими брокерами-аутсайдерами, раньше всех заметивших растущий ипотечный пузырь. При этом Веннетт является рассказчиком в ленте, но не является ключевой фигурой. Он тот, кто обучит Стива Карелла играть на понижение, притягивать к себе деньги, как когда-то научил его притягивать женщин в любовной мелодраме “Эта дурацкая любовь”.

Видимо, эти уроки не прошли даром, так как один из тренировочных манекенов “Этой дурацкой любви”, Мариса Томей, в экономической драме Адама МакКея стала уже полноценной женой Каррела. Грех не выйти за того, кто так изменился с последними ролями. Действительно, Стив Карелл из второсортного комика превратился в выразительного актера, который как в “Охотнике на лис” смог сыграть причудливого, но драматичного персонажа, так и в “Игре на понижение” не глупо хохмачит, а изображает неуравновешенного финансиста, который избавляется от стресса с помощью коллективных сеансов у психолога.

Вот у Майкла Барри совершенно другой способ снять стресс. Он включает в наушниках “Master of Puppets” группы Metallica и начинается в ритм дубасить по барабанам. Кристиан Бэйл, известный тем, что к каждой роли подходит основательно, для этой за две недели научился умело колотить палочками даже со сломанным запястьем. Да уж, наверное, не просто так все сцены с его участием снимались отдельного от остального актерского состава – постоянные репетиции Бэйла взбесили бы любого.

Но если бы не такая самоотдача всех создателей картины, не было бы у “Игры на понижение” столько номинаций на главную кинопремию мира, среди которых и номинация для Бэйла за лучшую роль второго плана. Достанется ли ему рыцарь на позолоченной катушке киноленты или нет? Вероятнее всего, что он уйдет Сильвестору Сталонне, которого под старость лет все-таки решили признать победителем и подняли вверх на ринге его уже обвисшую руку за спортивную драму “Крид: Наследие Рокки”. “Игра на понижение” – вообще сомнительный номинант, так как это сатирически-разговорная драма, явно уступающая диалоговому боевику Аарона Соркина и Дэнни Бойла “Стив Джобс”, также она проигрывает и режиссерам Алехандро Гонсалесу Иньярриту и Джорджу Миллеру, которые поехали за тридевять земель, чтобы снимать свои натуралистичные произведения. “Игра на понижение” просто дополнительный участник, который нужен для правильного количества в шорт-листе, но проблема, которая поднимается в нем, явно заслуживает не последнего места в списке катастроф 21 века.

Оценка TenStars 8 из 10 Отлично