Даже для состоявшегося постановщика военное кинополотно, забрызганное алой кровью и заляпанное горстями грязи, - это однозначно новая высота, для захвата которой нужно пройти не один курс подготовительных тренировок. Обычно стойкие создатели сначала пробуют свои силы в каких-то менее ответственных жанрах: например, в гангстерских сагах, как это было с Фрэнсисом Фордом Копполой перед его правдоподобным портретом вьетнамской войны «Апокалипсис сегодня». Или сперва изучают бесконечное пространство научной фантастики и такую же бесконечную природу «ультранасилия», как это сделал один из самых авторитетных кинематографистов XX века Стэнли Кубрик перед картиной «Цельнометаллическая оболочка». Мэла Гибсона же с самого начала его режиссерской карьеры интересовала тема кровопролитного противостояния: не важно, борьба это за независимость между шотландским народом и Английским Королевством или же междоусобицы племён цивилизации Майя. В своей последней полнометражной работе он ставит уже более привычный для современного зрителя театр боевых действий, так как к сражениям в период Второй мировой войны в современном кинопроизводстве обращаются, по-моему, чаще всего. Правда «По соображениям совести» только кажется цветной видеохроникой битвы за Окинаву. Все внимание создателей нацелено на одного конкретного человека – санитара Десмонда Досса. Он мужественно спасал своих (и не только) солдат под обстрелом, но сам при этом ни разу не взял в руки оружия.

По соображениям совести

Жанр
Драма, мелодрама, военный, биография
Страна
Австралия, США
Режиссер
Мэл Гибсон
Продюсер
Майкл Бэссик, Лоуренс Бендер, Терри Бенедикт
В ролях
Эндрю Гарфилд, Ричард Пирос, Джейкоб Уорнер, Мило Гибсон, Дарси Брайс, Роман Геррьеро, Джеймс Лагтон, Касия Стелмах, Хьюго Уивинг, Рэйчел Гриффитс
Премьера в РФ
17 ноября 2016

Если вспомнить актерские старания Гибсона, то каждый, пусть даже самый типовой персонаж, в частности, Мартин Риггс из «Смертельного оружия» или же Гарольд Мур из патриотической драмы «Мы были солдатами», служил наглядным примером бесстрашия, несгибаемости и отваги. Тему героизма можно назвать для карьеры Мэла Гибсона основополагающей. Но его героизм был, как и у всех, основан в первую очередь на решительных боевых поступках. Для своей крайней ленты постановщик подобрал историю не просто мужественную, но настолько человечную, что вера в гуманное общество как-то сама по себе возникает у зрителя вновь и вновь на протяжении всего просмотра.

Наверное, так же, как однажды после одного несчастного случая с родным братом еще юный Десмонд Томас Досс осознал, что заповеди - это не пустые слова, и что их нужно непоколебимо соблюдать. Да, Досс был с головы до пят верующим человеком, так как воспитывался в протестантской семье по принципам адвентистов седьмого дня. И его в будущем бескомпромиссная убежденность в этом вероучении, заключенная в нескольких незатейливых тезисах, не раз ставилась под сомнения многими окружавшими его людьми. Для благочестивого христианина Гибсона религия - также не пустой церковный колокольный звон, потому что его консервативный отец был католиком-традиционалистом и, скажем так, навязал своему сыну данное верование. Так что, возможно, в насыщенной биографии отказника по совести Десмонда Досса режиссёр обнаружил столько точек соприкосновения, что незамедлительно в конце 2014 года приступил к съемкам фильма о нем, желая показать самые знаменательные моменты жизни этого рядового.

Сценарий «По соображениям совести» написали Роберт Шенккан и Эндрю Найт. Они являются больше сериальными авторами, нежели сочинителями для большого кино. И для них фильм Гибсона стал своеобразной площадкой для создания минисериала из двух часовых частей. В одной нам красочно рассказывают милейшую любовную новеллу, где уверенными шагами Досс добивается внимания обольстительной медсестры, в которую действительно влюбился с первого взгляда. Похожую модель поведения мы видели и в экранизации «Дневника памяти». Но там режиссёр Ник Кассаветис решил, что мелодрама важнее службы в армии (впрочем, решил не он, а автор романа Николас Спаркс). Мэл Гибсон же в своём очерке о рядовом Доссе переворачивает эту блестящую медаль обратной, более затертой стороной. Во второй части его лента резко меняет свой окрас на более безжизненный и безнравственный, ведь вся паника, боязнь и трагичность вооруженной баталии должны быть художественно забрызганы каплями крови на обезображенных телах солдат.

В чем Мэл Гибсон себе никогда не изменяет, так это в преувеличенной откровенности многих и без того нецензурных эпизодов. Ему важно, чтобы уже впечатлившийся идейностью рассказа зритель был окончательно добит из такого мощного оружия, как правдоподобие. Для этого все оглушительные взрывы мин и оторванные конечности военнослужащих создавались без использования компьютерной графики. Как-никак, намного проще по-настоящему сымитировать реакцию от ударной волны гранаты, когда разрыв произошел в непосредственной близости от тебя, - пусть и искусственный. Вообще, художник по практическим спецэффектам Крис Годфри придумал огромное множество неочевидных решений, как инсценировать все заключительное противостояние американской армии с японским войском прямо на территории съемок. Так что Эндрю Гарфилду, Люку Брэйси, Винсу Вону и Сэму Уортингтону пришлось реально пострадать от продолжительного звона в ушах при очередном дубле какой-то сложно организованной сцены.

Если Уортингтону и Брэйси уже как-то довелось поучаствовать в киношных столкновениях и примерить на себя уникальную спецформу того или иного подразделения, то вот Гарфилда штатные костюмеры нарядили в армейское камуфляжное облачение впервые. И до конца было непонятно, как актер с таким не особенно мускулистым телосложением убедит смотрящих в том, что его персонаж в одиночку спас 75 сослуживцев, да при этом еще и сам был не убит на поле боя. Но не стоит сомневаться в профессиональном таланте Эндрю Гарфилда, которого многие другие кинообозреватели и журналисты ассоциируют только исключительно с «Новым Человеком-Пауком». Да, пусть на своего реально существовавшего прототипа он чертами лица практически не похож, но зато суть этого безоружного солдата передана Гарфилдом в полном комплекте. И после воодушевляющей концовки ты так же, как и капитан Гловер в исполнении Сэма Уортингтона, просишь прощения, что так ошибался в нем.

Но вот с кем заготовленные ожидания не сработали, так это с сержантом Хауэллом, которого изобразил на экране Винс Вон. Единственной его успешной ролью, в котором он скидывает дурашливую маску комика и показывает свои драматические данные, является главарь преступной организации Фрэнк Семион из второго сезона «Настоящего детектива». Здесь же Вон как будто пытается повторить первообраз сержанта Хартмана из уже упомянутой выше «Цельнометаллической оболочки», но это больше похоже на неуместную пародию от комедийного актера на вполне себе блистательную манеру игры отставного военнослужащего Рональда Ли Эрмея.

В 1998 году Стивен Спилберг на основе сценария Роберта Родата поведал широкой публике о героической операции спасения восемью солдатами одного рядового, который на войне потерял троих своих братьев. Конечно же, очень не хочется сравнивать уже классику от мэтра всего Голливуда с еще не признанным шедевром от Мэла Гибсона. Но, возможно, «По соображениям совести» по своему драматизму, по своей накаленной обстановке и пропахшей порохом атмосфере, по пугающей достоверности кадра, да и в конце концов по первостепенному посылу: всегда оставаться отзывчивым и человечным даже перед лицом неминуемой смерти, - на данный момент стоит высшим рангом, чем «Спасение рядового Райана».

Оценка TenStars 8 из 10 Отлично