Я не представляю, к какому всеобщему умозаключению придет основная публика картины Петра Буслова “Родина”, но рискну первым негативно высказаться о данном кичливом проекте. За день до пресс-показа у меня состоялся краткий разговор с Дмитрием Бортниковым, в котором я беспомощно жаловался на то, что с высокой вероятностью полностью не пойму фильм. Да, именно это и произошло: у меня не получилось выцепить из фильма ключевую мысль о “родине внутри тебя”, о которой все поголовно твердят в различных интервью и пресс-релизе: от генерального продюсера проекта до актеров, исполняющих второстепенные роли.

Родина

Родина Трейлер и обзоры Родина

Жанр
Драма, Триллер
Режиссер
Петр Буслов
Продюсер
Сергей Сельянов, Петр Буслов, Сергей Яхонтов
В ролях
Пётр Фёдоров, Александр Робак, Максим Лагашкин, Андрей Смоляков, Андрей Мерзликин, Екатерина Волкова, Сергей Бадюк, Кирилл Кяро, Любовь Аксенова, Павел Личникофф
Премьера в РФ
15 октября 2015

Наверное, я просто смотрю не в тот окуляр, или же у создателей попросту случился солнечный удар на съемках в Гоа, от чего их всех начало подташнивать, поднялась температура, а сознание стало утверждать, что они создают недосягаемое кино на новомодной волне захватывающих транспати и увлекательных рейвов. Однозначно, сцена в открытом ночном клубе, где мерцание прожектора вторит дёрганью тел, вызывает приятные ассоциации с галлюциногенным “Входом в пустоту” Гаспара Ное. Но если аргентинец с сильнейшим давлением нажимает на поршень одноразового шприца, чтобы зритель моментально почувствовал блаженный кайф, то Петр Буслов нагло кормит тебя бездейственной кислотой, а после вообще жалеет, что дал тебе это попробовать.

Так же жалеешь и ты, что сладостный приход так и не настиг тебя во время просмотра «Родины». Вообще, наверное, хватит уже наркоманских метафор – была одна удачная сцена, и хватит с нее почестей. Хотя о красноречии главных героев стоит упомянуть отдельно. О, это прекрасно, когда актеры переигрывают настолько, что вроде бы профессиональная постановка превращается в дилетантский спектакль с многочисленными историями.

Повествование в ленте “Родина” построено таким образом, что свет яркого индийского солнышка клином не сходится на каком-то определенном персонаже. Все они по-своему уникальны и отвратительны, особенно бестолковый образ Любови Аксеновой. Она распыляет претенциозные монологи направо и налево, а все потому, что в её наушниках звучит Генри Перселл. Такое же фиглярство, на самом деле, замечалось и в других картинах Буслова: “Бумер”, “Высоцкий: Спасибо, что живой” и второй “Бумер”, где актерские работы Анны Чуриной и Светланы Устиновой по-детски наивны.

Мужская часть разнопланового каста всегда хоть как-то пытается сдержать в рамках разумного свои прущий изо всех щелей артистизм. Андрей Смоляков, Андрей Мерзликин, Александр Робак, Сергей Бадюк, ну, и Павел Личникофф, наверное, - вот им удалось подавить ненужные в кадре эмоции, от чего на них относительно приятно смотреть. Возможно даже как-то после пренебрежительного маха ладонью начать переживать за их персонажей, мол, ладно посочувствую я вашей специфической утрате, горе-актеры.

Но зачем превращать и так блеклый сценарий в совершенно неработающую кино-историю? Несуразная завязка, которая с излишней продолжительностью фильма превращается в еще более абсурдную развязку, где во время титров нам как бы дорассказывают одну забытую где-то на середине сюжетную линию. Она, к слову, ничем не отличается от других таких же. В итоге, конечно же, все сюжетные линии так или иначе между собой обязательно переплетутся, но базовая основа в виде ускоряющих веществ, категорическом непонимании окружающих, словесной агрессии в сторону родной страны, личностного преображения, а после депортации домой имеется в каждой.

За каждым персональным перерождением в этой картине лично следил даровитый оператор Федор Лясс, чьими глазами мы видим изумительные виды ночной Москвы в первом “Духless’е”, её же виды в “Москва никогда не спит” и некоторые изобретательные приемы в нашумевшему заграницей “Хардкоре” Ильи Найшуллера. Ляссу не нужно показывать “как снимать”. Единственным его требованием на рабочей площадке является “что снимать”. Утренняя пробежка по песчаному берегу, безобразная Гоа-транс вечеринка, драка умиротворенных индийцев с животноподобными русскими – по-моему, занятные сцены, которые можно подать публике, приправив соусом карри (должно же быть хоть слово об индийской кухне).

Я сказал “животноподобные”? Ну, а что скрывать, неприязнь к бело-сине-красной нации подчеркнута тут жирной черной линией в каждом контексте. Это способно в глазах невнимательного зрителя превратить ленту с патриотичным названием в совершенно русофобную пропаганду. А когда этих неподготовленных туристов силком изгоняют из государства, они во все горло вопят, что нашли тут излюбленный рай, и теперь их родина здесь, под пальмами и палящим солнцем. Боюсь, что с таким методом наказания согласится даже сторонник мирных перемен Махатма Ганди, чей образ режиссёр Буслов нещадно эксплуатирует в фильме. Индийский борец за правду сопровождает в непрерывном поиске героя Петра Федорова. И его же, Ганди, каменный бюст наблюдает за тем, как из варварской русской душонки наружу полезла вся истинная враждебность. Ведь фундаментальным вопросом всего фильма “Родина”, по словам самого режиссера, является извечное: “Что есть правда?”. Ну, отважьтесь, поищите её вместе с группкой странных персонажей, у которых явно наблюдается расстройство личности и клиническая депрессия.

Родина? Наверное, лучше всего об этом понятии рассуждает таксист из неистощимого на цитаты фильма Алексея Балабанова “Брат 2”. “…и сегодня родина там, где задница в тепле, и ты лучше меня это знаешь, затем и приехал”, – а что, разве не так? Если отбросить все невразумительное иносказание “Родины”, то остается лишь голая правда – начальная картинка, на которой кроме очевидно вывода больше ничего нет: на Гоа жарко и беззаботно, а в Москве снег пошел.

Оценка TenStars 4 из 10 Плохо