Примерно понимая, что творится в голове у этого человека, могу смело утверждать: восьмой фильм не просто так называется «Восьмёркой». Когда-то он должен был это сделать: публично запустить обратный отсчёт до окончания своей режиссёрской карьеры. И даже если Квентин Тарантино не сдержит свое слово, мне думается, никто его Аллой Борисовной не назовёт. Огромное число зрителей будет ликовать, прыгать до потолка и окупать его синефильские картины. Причём пул с каждым годом растёт. А значит деньги будут. Ведь судя по «Омерзительной восьмёрке», Тарантино прочувствовал все прелести щедрого финансирования. На экране всё тот же фирменный стиль, но с такими декорациями, что хочется самой в них провести денёк-другой. Правда, сначала нужно хорошенько тут всё отмыть от крови…

Мне понравился один фрагмент из интервью Квентина, которое мне прислали для сюжета. Этот фрагмент и есть синопсис фильма. Куда лучше, чем на любом кино-сайте. «Последние лет 5 я смотрю много телевизионных вестернов 60-х. И там есть всегда персонаж - приглашённая суперзвезда, про которого никто ничего не знает. Он появляется и рассказывает свою историю. И я подумал, а почему мне не взять 8 таких персонажей, не запереть их в ловушке. И сделать так, чтобы зрители до самого финала не могли доверять ни одному из них. Но вы не обольщайтесь, в моём фильме нет ни одного хорошего парня…»

Ещё вопросы?

«Омерзительная восьмёрка» - самое что ни на есть тарантиновское кино. Вот с этими его замороченными диалогами и монологами, когда уже хочется вскочить в кресле и завопить: «Да заткнёшься ты уже?!» С неожиданными, но вместе с тем ожидаемыми перестрелками. С персонажами, один ярче другого. И вот так смотришь на Брюса Дерна, например, ну, ведь ничего не делает человек. В кресле сидит и говорит: «Здравствуйте», «Спасибо», может имя. Но даже к нему термин «омерзительный» успевает прилипнуть на тот срок, что мы его наблюдаем. Хотя, надо сказать, он все равно вышел каким-то довольно приличным по сравнению с остальными. Видимо, Тарантино уважает старость.

С другой стороны, Сэмюэл Л.Джексон и Курт Рассел тоже не молодняк какой. Но есть ощущение, что этим двоим режиссёр просто позвонил и сказал: «Следующие несколько месяцев проведёшь у меня на съёмке». Эти роли, двух охотников за головами, были написаны точно под актеров.

Вообще, мне кажется, титры к «Омерзительной восьмёрке» должны были выглядеть так. «В ролях: Курт Рассел, обязательно Сэмюэль Л.Джексон, конечно же Тим Рот и, куда без него, Майкл Мэдсен… рассказчик - Квентин Тарантино». Свои работы режиссёр держит на только ему подвластном костяке. Сами по себе актёры хороши, но вместе и под прицелом тарантиновской камеры они творят на экране что-то невероятное, непристойное и прекрасное в своей омерзительности. Чем не великая актёрская игра с равнодушным лицом со всей дури ударить с локтя по лицу женщину? Мне даже помыслить о таком дурно, а Курт Рассел это делает, хотя может прячет свою неловкость с роскошные усы.

Кто-то, я слышала, нахваливает работу Уолтона Гоггинса. Да, вписался человек в команду. Но вот, что я думаю, он вписался потому, что ему выдали такую очень… простую роль в этом фильме. Внутри карикатурного кино он создавал карикатуру на персонажа, который должен был играть в этом карикатурном кино. Проще говоря, он играл тарантиновского персонажа так, как мы его изображаем в домашних пантомимах. И это было раздражающе. И это было уместно. Потому что именно такого клоуна, а не шерифа, как нам предлагают его рассматривать, не хватало в этой весьма серьёзной компании в галерее где-то в заснеженных горах Вайоминга.

А вот открытием фильма, Квентин всегда же нам кого-то открывает, стала малоизвестная (и не тычьте мне списком фильмов с Кинопоиска) актриса Дженнифер Джейсон Ли. Сам режиссёр уверяет, что выбрал её, потому что она потрясающе умеет вопить. Но единственная женщина на этой омерзительной площадке, как оказалось, умеет не только вопить, но и играть нечто безумное, совершенно не вяжущееся с её хрупкой фигурой и довольно сдержанным, хоть и часто ироничным поведением.

Ну, и приз зрительских симпатий получает персонаж Джеймса Паркса. Кучер О. Би уже становится героем мемов. И для меня это знак качества, который отпечатался на всём фильме. Когда сценарист и режиссёр Квентин Тарантино, можно быть спокойным за то, что в фильме не появятся провальные мелочи. Тут даже второстепенный персонаж (из восьми-то главных) будет продуман и исполнен так, что войдёт в историю. А всего-то надо в медвежьей шкуре у камина полежать.

Я понимаю, зреет раздражение и хочется разрядить мне в голову всю обойму. Что я всё об актёрах? Но так уж вышло, что «Омерзительная восьмёрка» - это кино актёрское. Это даже не совсем кино. Это театральная постановка, которая одинаково пригодна как для читки на сцене (что и провернул Таратино), так и для реализации в кадре. 3 часа герои будут вести разговоры, чтобы выяснить, кто из них в этой галантерее омерзительнее. А вам только остаётся загибать пальцы по мере появления новых персонажей на экране, чтобы понять: с математикой у Тарантино явные проблемы. Или это очередная обманка от хитроумного режиссёра?

С чем Тарантино обманывать точно не стал, так это с визуальным рядом. Он так любит красивую, стильную, атмосферную картинку, что взломает мозг всем своим знакомым, но найдёт на каком-нибудь пыльном складе нужную ему камеру, на другом - оптику, снимет фильм, а потом ещё и умудрится продать его как некий эксклюзив.

Я смотрела фильм дважды. Первый раз цифровую копию на английском с субтитрами, второй - дублированную, но ту самую, на 70мм плёнке. Пожалуй, гигантской разницы я не усмотрела. Но догадываюсь, что редкая современная технология способна дать кадру такое едва уловимое внутреннее дыхание. Что особенно видно на невероятных планах снежного Вайоминга (ну, или того штата, где на самом деле проходили съёмки). Ведь до того, как загнать героев в галантерею, им надо было откуда-то приехать…

А потом, да, галантерея. До мелочей продуманное помещение, с которым вы за время фильма сроднитесь и так же как О. Би не захотите покидать его и выходить в эту чёртову метель. Причём историческая точность в этом помещении такая, довольно условная. Художники по декорациями и по костюмам (я уж сразу их приплету), конечно, поизучали материалы, как оно там было в третей четверти 19 века. Но всё равно поиграли в тот же театр. И сделали КОСТЮМЫ и ДЕКОРАЦИИ. Чтобы ни у кого в зале не возникло сомнений в правдивости и серьёзности этого фильма. Театр, говорю же.

И всё же «Омерзительная восьмёрка» не шедевр. Она похожа на работу с закрытыми глазами, когда человек точно знает, что он делает. Кто-то пишет: «Он снова взялся за вестерн». А я скажу: он просто снова бежит от реальности. Омерзительных типов в реальной жизни вы и так встречаете регулярно. А Тарантино не певец реализма. Он киноман, который создаёт такой же киноманский продукт. Он не пытается вам вложить в голову какие-то сверхновые мысли, наставить на путь истинный. Он просто помогает на 3 часа забыть о том, что происходит за окном. Потому что его ирреальный мир затягивает. И хочется дослушать каждую омерзительную историю до конца.

И всё же «Омерзительная восьмёрка» не шедевр, повторюсь. Это мастерская работа, сделанная на ожидаемом уровне. Это ровно то, за чем, например, шла в кино я: невероятный видеоряд, живая, как персонаж, музыка, зубодробительные диалоги и кровища, сделанная из вишнёвого сока с кусочками ягод. Я этого хотела - я получила. Тарантино не удивляет, он просто делает, что умеет.

И всё же «Омерзительная восьмёрка» не шедевр, чёрт побери. Это кино для своих. Просто, судя по количеству проданных на превью-показы билетов, этих своих у него немало. Ну, так это неплохо. Тарантино еще два фильма снимать.

Оценка TenStars 7 из 10 Хорошо